Сергей Ленс: Яблоко раздора или за что воюют мобильные корпорации?

 
Яблоко раздора или за что воюют мобильные корпорации?

«Если хочешь мира — готовься к войне!», — сказал однажды Юлий Цезарь. Сложно судить, чем именно руководствуются мобильные корпорации, словами римского диктатора или собственными побуждениями, но борьба за «разделяй и властвуй» на мобильном рынке разыгралась нешуточная. Правда, воевать копьём и мечом сегодня не в моде, куда привычнее пускать в ход судебную волокиту.

Что было раньше?

Каких-то десять лет назад ситуация на мобильном рынке носила кардинально иной характер. Отдельные случаи «грызни» между конкурентами немедленно пресекались высшими инстанциями и, конечно же, были менее жёсткими. Корпорации делали то, что требовалось: разрабатывали новые устройства, проводили различные пиар-компании и маркетинговые акции, чтобы на деле доказать своё превосходство над конкурентами. То есть, борьба за долю на рынке происходила в рамках правил.

Но печать времён диктует корпорациям новые правила и на смену честной конкуренции пришли патентные войны. Почему именно патенты? Во-первых, они очень удобны для давления, а в дальнейшем и уничтожения конкурентов, которые якобы заимствуют чужие технологии. Во-вторых, стоимость компаний сегодня увеличивают не акции, а патенты — собственные или приобретённые лицензии на разработку тех или иных технологий. Они же являются и движущей силой любых соглашений.

В 2010 году в окружные суды США было подано около 2900 судебных исков, так или иначе связанных с защитой патентов. Для сравнения — в 2000 году этот показатель был меньше на 23%. Как Вы думаете, какие названия чаще всего фигурировали в исках? В первую очередь, это Apple, Google, HTC, Microsoft, Motorola, LG и Sony.

Почему все набросились на Андроид?

Как и все мобильные платформы, ОС Андроид не лишена недостатков, и один из них — уязвимость с точки зрения патентов. Действительно, именно патенты, а точнее их отсутствие, стали слабым звеном детища Google. Действия конкурентов не заставили себя ждать и мобильную платформу засыпали судебными исками.

В итоге, главный юрист компании Google Дэвид Драммонд обвинил конкурентов, среди которых Microsoft, Apple и Oracle, в масштабном заговоре против Андроид с помощью поддельных патентов. Заметим, что западное законодательство весьма трепетно относится к различного рода технологиям и тем, кто их впервые запатентовал. С ранних лет в американских школах детей учат простому принципу: «Не твоё — не трогай, а если твоё, сумей защитить».

И Google спохватилась. Чтобы укрепить тылы, корпорация приступила к тщательному поиску патентов. 17 000 из них достались компании благодаря покупке Motorola, ещё один тысячный пакет был приобретён у IBM. Патентное портфолио Google заметно усилилось, но делать выводы о том, как именно повлияют приобретения на патентные гонки, пока рановато.

Как обстоят дела с патентными войнами в России?

Стоит отметить, что в Российской Федерации, в отличие от США, отсутствуют суды, занимающиеся исключительно патентным делом. Также в России практически нет производителей мобильной техники, использующих собственные разработки.

Впрочем, война за патенты в РФ всё-таки есть, но суть её сводится к банальному вымогательству денег у иностранных разработчиков. Достаточно вспомнить пример, о котором рассказывал аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. В 90-е годы компаниям Samsung и Siemens, выпустившим на рынок первые телефоны с голубой подсветкой, пришлось доказывать в суде, что их экраны имеют несколько другой тон. Дело в том, что тогда подсветка голубого цвета уже была запатентована в России, что и создало немного абсурдную ситуацию.

Не менее любопытен и другой случай, который приводит газета «Коммерсантъ». Популярную на производстве систему очистки сточных вод придумал чешский учёный Ян Топол. Отечественному производителю идея понравилась — и уже через несколько месяцев в разных регионах страны появились свои, но всё же заимствованные у чеха конструкции. На свою продукцию Топол имеет патенты как в Чехии, так и в России, однако запретить россиянам самостоятельно производить его систему он так и не смог и уехал в родную Чехию ни с чем. В удовлетворении иска Тополу отказал арбитражный суд Москвы.

Таким образом, иностранный производитель в нашей стране абсолютно не защищён законодательством. Даже если российская компания незаконно воспользуется чужим патентом какой-нибудь иностранной компании, она всё равно будет оправдана в наших судах. Чтобы сделал в такой ситуации Юлий Цезарь, неизвестно, но «Пришёл, увидел, победил» в данном случае едва ли сработает.

Комментарии