Интервью с Нельсоном Маттосом: «Каждый сам отвечает за свои действия и частную информацию».

 
Интервью с Нельсоном Маттосом: «Каждый сам отвечает за свои действия и частную информацию».

По мнению веб-ресурса ENJOYIT.RU, всех пользователей сети Интернет можно разделить на три категории. Одни просто в восторге от всего, что делает Google, другие имеют прямо противоположное мнение, третьи все время мечутся между двумя точками зрения. Чтобы пролить свет на все, что делает Google сегодня, журналист ENJOYIT.RU tarasenko_k взял интервью у Нельсона Маттоса (Nelson Mattos), вице-президента Google по разработкам.

Интервью с Нельсоном Маттосом: «Каждый сам отвечает за свои действия и частную информацию».

Tarasenko_k: Мой первый вопрос о рекламе. Известно, что именно она приносит Google 90% всех доходов. Вы не задумывались о других способах монетизации, например, продаже контента?

Nelson Mattos: Боюсь, что расстрою вас, но компания Google никогда не занималась бизнесом по продаже контента и не планирует делать этого в будущем. Наша цель — организовать и найти наиболее удобные способы ее донесения до конечного пользователя. Яркий пример этого — наша поисковая система. Информация, которую обрабатывает Google, не принадлежит нам, но в то же время приносит неплохую прибыль. Не вижу смысла в создании копии Apple Apps Store, если наши сервисы позволяют пользователям как продавать, так и покупать контент.

Tarasenko_k: Хотите сказать, что площадка для этого все же формируется, однако она более глобальна?

Nelson Mattos: Безусловно. Компания Google — своего рода посредник, третья сторона в отношениях разработчиков контента и его покупателей. В то время как одни пользователи выставляют контент на продажу, другие имеют замечательную возможность приобрести и скачать его на свое мобильное устройство или ПК. В итоге, довольными остаются все, а мы взымаем небольшую комиссию за использование сервиса и возможность расширения собственных рекламных площадок.

Tarasenko_k: Кстати, о площадках. Запущенный проект Google Buzz, который в России часто называют «живой лентой Google», был так же быстро остановлен — возникла соцсеть Google+. Мне помнится, что реакция общественности была неоднозначной: от «Да они же создали конкурента Facebook» до «Прощай, приватность!» Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

Nelson Mattos: В какой-то степени, Google Buzz стал логическим продолжением почтового сервиса Gmail, а социальная сеть Google+ — результатом «Гугл Баз». Но честно говоря, мы даже не стремились к созданию конкурента Facebook.

Tarasenko_k: Расскажите, как вы ищете идеи для своих новых проектов? Ведь в Google работают десятки тысяч людей. Если у инженера появляется идея, ему наверняка необходимо донести ее руководству, которое, в свою очередь, передает наверх всю полученную информацию. Не слишком ли все запутанно?

Nelson Mattos: Нет, не запутанно, и знаете почему? Просто в Google все по-другому. То есть, у нас нет какой-то четкой иерархической структуры. Неважно, работаете ли вы главным инженером или являетесь рядовым сотрудником: каждый из них наделен одинаковой властью для воплощения в жизнь самых смелых идей. Более того, у нас существует правило: решению подобных задач сотрудник может уделять около 20% своего рабочего времени. Организовав вокруг проекта группу единомышленников, они имеют право использовать абсолютно все ресурсы Google: финансы, оборудование, техническую базу. После этого новоиспеченный проект выкладывается в сеть на всеобщее обозрение. Если feedback оказывается положительным, проект эволюционирует и развивается. Многие популярные продукты Google появились именно так.

Tarasenko_k: Кстати, об эволюции. Лет пять назад все мы восхищались неисчерпаемым потенциалом социальных сетей и активно в них регистрировались. Сегодня же у многих пользователей Facebook и Twitter столько друзей и фолловеров, что они их попросту не знают. В результате, люди начинают «жечь мосты» и удалять своих друзей. Что, неужели соцсети потеряли свою истинную ценность?

Nelson Mattos: Все, что вы назвали, совершенно естественно. Человек — существо социальное и его сущность как нельзя лучше отражается именно в социальных сетях. Вот я, например, возглавляю пост вице-президента Google, но в то же время являюсь бывшим сотрудником IBM, воспитываю двух детей и еще играю кучу всяких ролей в социуме. Однако нет никакого смысла уделять одинаковое количество времени малознакомым людям из твоего окружения. Сегодня социальные сети активно воплощают в жизнь инструменты категоризации контактов, что очень удобно. В целом же, в ближайшее время все сетевые сервисы ждут большие перемены.

Tarasenko_k: Какие именно?

Nelson Mattos: Во-первых, это новое поколение мобильных сервисов. Во-вторых, совершенно иная модель электронной коммерции. Если раньше заработок в сети предусматривал продажу товаров или их рекламу, то в будущем появятся другие схемы работы. В-третьих, глобальные перемены коснутся корпоративного рынка и, как мне кажется, сетевая активность пользователей будет еще более персонализированной. Представьте, что вчера вы приобрели смартфон на E-bay. Будет глупо, если при следующем посещении сайта вам покажут аналогичные объявления о продаже смартфонов. А вот если бы вам предложили приобрести сопутствующий товар (чехол для телефона, наушники или беспроводную гарнитуру), такая модель продаж была бы одинаково выгодна и покупателю, и рекламодателю.

Tarasenko_k: Безусловно, персонализация данных выглядит весьма заманчиво. Но не означает ли это, что теперь смартфон будет знать о нас больше, чем собственная жена?

Nelson Mattos: К счастью, ни один человек в мире не знает о тебе больше, чем любимая супруга. Должен заметить, что понятие «privacy» сегодня эволюционирует вместе с технологиями. Нам бы хотелось добиться «прозрачности» в сборе сведений о пользователях. То есть, типичный пользователь Интернета должен быть в курсе того, какая компания собирает о нем информацию и зачем она это делает. В идеале, люди должны четко знать, что их никто не контролирует. Скорее, наоборот: каждый сам отвечает за свои действия и частную информацию. Уверен, что когда-нибудь люди поймут это.

Комментарии